понедельник, 27 октября 2014 г.

После того как бродячие псы растерзали ребенка, зоозащитница свела счеты в жизнью

Фонд помощи бездомным животным «Доброта» сообщил о смерти руководителя организации Земфиры Галлямовой. Любительница животных основала в Ново-Александровке приют для бродячих собак и кошек, и теперь он осиротел. Близкие женщины уверяют, что она наложила на себя руки, не пережив людской травли, которой подверглась после того, как на улице Ушакова в Уфе бродячие собаки растерзали восьмилетнего мальчика.


В декабре прошлого года зоозащитники обратились в УФАС по РБ с требованием приостановить торги по выделению средств на отстрел бездомных животных, посчитав эту процедуру аморальной и жестокой. После того, как через 10 месяцев случилась трагедия, и одичавшие собаки разорвали второклассника, вероятно, Земфира Галлямова не выдержала обвинений и повесилась в здании созданного ею приюта.
10 дней назад, 16 октября, г-жа Галлямова выступала перед депутатами Курултая, которые обсуждали страшную гибель ребенка. Зоозащитница попросила парламентариев не допустить массового убийства собак.
– Каждое живое существо хочет жить! – заявила тогда она.
Риторике руководителя зооприюта не помешали крики из зала: «Детей же жрут!».
Законодатели тогда так ни о чем и не договорились, поскольку для более человечной процедуры очищения города от диких псов нужны поправки в российское законодательство. А зоозащитница, похоже, принявшая на себя шквал критики за желание сохранить жизнь бездомным псам, не сумела вынести морального груза и возложенной на нее ответственности за смерть ребенка.
- Сегодня не стало с нами нашей доброй и жизнерадостной Земфиры, - сообщают коллеги руководительницы собачьего приюта в соцсетях. - Это огромная потеря для близких, родных и ее подопечных. Земфира очень много сделала для людей и животных нашего города, многих научила как бережно и с любовью относится к брошенным и искалеченным животным, провела огромную работу по восстановлению и превращению разваленного здания в приют для бездомных животных, где любой подкидыш или найденыш получал тепло и ласку, за каждого больного щеночка или котенка она боролась до конца, и радовалась когда ее подопечного забирали в семью. Но, к сожалению, мы Земфиру трагически потеряли. От имени волонтеров приюта, от имени ее знакомых, близких и родных, мы обещаем что не бросим начатое дело этой необычайной женщины.
В фонде также заявляют, что приют будет жить, и попросили сторонников помочь с выплатой коммунальных долгов и покупкой корма для собак.
Дмитрий КОЛПАКОВ.

http://www.mkset.ru/news/nonstop/22656/ 


Башкирия: Земфира ушла, но «Доброта» осталась



Уфу в воскресенье, 26 октября, шокировала весть о смерти бессменного директора уфимского приюта фонда защиты бездомных животных «Доброта» Земфиры Галлямовой. Следствие пока разбирается, действительно ли это был суицид. В группе «Доброты» в соцсети девушки-кураторы сообщили, что приют закрывать не будут, он продолжит работу прежнем режиме.
Куриные лапки - любимое лакомство
Отопления нет, щенки жмутся к обогревателю
Земфира для подопечных и повар, и уборщица, и врач.
Провожают Чернушку
Земфира Галлямова
Полтора года назад, весной 2013-го, в газете «Аргументы и факты-Башкортостан» выходил репортаж из приюта «Доброта» - о том, как проходили будни директора и кем она была для своих подопечных. Текст приводим ниже.
Доброта в 25 километрах
В 25 км от центра Уфы, в полузаброшенном посёлке Новоалександровка расположился приют фонда защиты бездомных животных «Доброта». Чтобы его найти, пришлось долго плутать по закоулкам, вглядываясь в слепые дыры окон. Первыми нас почуяли собаки: подняли лай и сориентировали лучше навигатора.
- Геть! – рыкнул на них вышедший охранник. - Не бойся, не кусают…
Собаки действительно оказались миролюбивыми и, несмотря на опасения, ухоженными и вполне упитанными. Их заинтересовала моя сумка, и они начали тыкаться в неё носами...
Двухэтажное здание без окон, дверей и коммуникаций город даровал фонду в 2009 году после двух лет хождений директора Земфиры Галлямовой по инстанциям.
- Мы были готовы, что получим что-то подобное, - говорит Земфира. – То, что дали у чёрта на куличках, – даже лучше. Вокруг только заброшенные здания, собачий лай никого не тревожит. Желающие сдать бездомную псину до нас любыми путями добираются. А вот если помощь надо оказать, почему-то находят с трудом.
Ещё два года они искала крупного спонсора, готового вложиться в ремонт. Тщетно. Своими силами и на свои средства заложили кирпичами часть оконных проёмов, чтобы меньше дуло. В прошлом году Минэкономразвития РБ в рамках программы поддержки некоммерческих благотворительных организаций выделило фонду 1 млн рублей. На них сделали ремонт, частично вставили окна, провели свет и воду. И, наконец, летом взяли первых постояльцев. Всего их сейчас 113. Приют переполнен.
Под «жилую» часть отведено одно большое помещение – четвёртая часть здания. Отопления нет: щенята прижимаются к обогревателю. Более резвые носятся по комнате, диванам. Другие штурмуют стоящую на полу огромную кастрюлю с кашей, грызут куриные лапки и пытаются допрыгнуть до пакета с сухим кормом. Его экономят: этот последний. И крупа уже заканчивается.
- Где найти деньги на ежедневные расходы – головная боль для всех зоозащитных организаций, - говорит Земфира. – Каждый день скармливаем 10 килограммов сухого корма, две 20-литровые кастрюли каши. За месяц сберкарта собрала 12 000 рублей пожертвований. 8 000 заплатили за электричество, 4 000 ушло на покупку корма и лекарств, кое-что привозили добровольцы. А ещё нужно платить зарплату сторожам. Так что опять в долгах.
Земфира Галлямова хорошо знает, где находится сердце. Она врач функциональной диагностики, делает электрокардиограммы. Животных любила всегда. Каждый день после работы едет сюда. С 5 до 8 вечера она и ветеринар, и повар, и уборщица. В остальное время за животными присматривают два охранника – Пётр и Фаиль. Других постоянных помощников в приюте нет. Не считая девочек, которые помогают вести бухгалтерию, оформлять документы, раскручивать фонд в интернете, перевозить груз или собак.
Когда мы приехали, работа была в самом разгаре. В руках у Петра жалобно поскуливает щенок. Земфира вводит ему шприцем антибиотик. Лекарства – это ещё одна значительная статья расходов. Каждая поступившая собака обрабатывается от паразитов, получает прививки. Это уже 500 рублей. Многие стерилизуются – тоже недешевая операция. Если животное больное, сумма вырастает ещё больше. Выражение «заживёт, как на собаке», если дело касается щенков, не работает. Многие умирают, не сумев справиться с тяжёлым заболеванием - энтеритом.
С лета фонд пристроил всего 30 питомцев. Кто-то не доезжает до приюта, кому-то кажется, что 500 рублей, которые Земфира просит за вылеченную, простерилизованную собаку, слишком много. А бывает, самому директору не нравится потенциальный будущий хозяин.
- Сегодня приезжал мужчина, долго клянчил. Не отдала ему собаку, - рассказывает Земфира. - Предыдущая у него умерла, отравившись. Я у него спрашиваю, а лечить не пытался? А он отмахнулся, мол, кто ж их лечит в деревне. Людям с таким отношением к животным я своих не отдаю.
На улице собаки снова зашлись в лае. Приехали молодые люди - хотят выбрать и увезти сторожевую собаку аж в Салаватский район. Забежал взволнованный Петр:
- Чернушку нашу выбрали… Эх, самая умная, хорошая. Кто же теперь меня будет провожать до магазина и встречать?
Земфира идёт прощаться с всеобщей любимицей. Всё это время немногословная и строгая, она, опустившись к Чернушке, вдруг разом меняется в лице, превратившись в маму, которая отправляет своё чадо в большую жизнь. Обнимает и шепчет в ухо напутственные слова.
- Вы только обещайте мне, что с ней всё будет хорошо!
Молодые люди кивают.
Айгуль МУСИНА

Комментариев нет

Отправить комментарий